Постановка вопросов эксперту

Принятие следователем или судом решения о назначении судебно-почерковедческой экспертизы документа предполагает определение задания эксперту и формулирование этого задания в виде постановки вопросов эксперту и требующих их разрешения. С помощью судебно-почерковедческой экспертизы решаются идентификационные и диагностические задачи на основании исследования рукописей: текстов различного объема (включая краткие записи) и подписи.

Идентификационные задачи предполагают установление конкретного исполнителя рукописи или факта выполнения нескольких рукописей одним лицом. Диагностические задачи в судебном почерковедении бывают двух видов: собственно диагностические и классификационно-диагностические. Первые направлены на установление необычных условий, в которых выполнялась рукопись: внешние - обстановочные (необычная поза, слабое освещение, движущийся транспорт), внутренние - состояние пишущего лица (стресс, алкогольное опьянение, болезнь, возрастные изменения организма), установочные - связанные с намеренным изменением почерка или подражанием почерку другого лица. Классификационно-диагностические задачи - это задачи по установлению свойств личности исполнителя рукописи (его пола и возраста).

Задача, ставящаяся перед экспертом, облекается в форму вопроса.

От того, насколько точно сформулирован вопрос, в большой мере зависит оперативность и успех экспертного исследования. Законодательство требует от эксперта точного следования содержанию сформулированного задания, которое не может им произвольно изменяться. При правильной формулировке вопроса эксперт не тратит время на уточнение задания, согласование его со следователем или судьей. Поэтому в криминалистической методической литературе много внимания уделяется правильной постановке вопроса перед экспертом, приводятся примерные формулировки.

Каждый вопрос должен содержать следующие данные: наименование документа или начальные и заключительные слова исследуемого текста, дату документа, инициалы предполагаемого исполнителя, а также, в зависимости от конкретного задания, фамилию и инициалы лица, от имени которого исполнена исследуемая подпись, не является ли данное лицо вымышленным, неустановленным или не умеющим расписываться.

Примерные формулировки вопросов могут быть следующими:

Кем, Сидоровым Иваном Петровичем, Петровым Ильей Ивановичем или другим лицом выполнен текст анонимного письма, начинающегося и заканчивающегося словами: «Сиди тихо... -...будь здоров.»?

Одним или разными лицами выполнены две доверенности на получение готовой продукции ООО «Вымпел» на сумму 25 000 рублей от 11 января 2002 г. и на сумму 35 000 рублей от 16 декабря 2003г?

Кем, Сорокиной Анной Ивановной или другим лицом выполнена запись «получено 25 ноября 2002 г» в графе 5 реестра документов от 20.10.02, подлежащих передаче в АКБ «Инкомбанк»?

От четкости постановки вопроса зависит и ясность ответа, поэтому при постановке вопросов нужно избегать неточностей, наукообразия, расплывчатых формулировок. Не следует использовать в вопросах выражения: «идентифицировать подписи», «определить степень идентичности», «идентичны ли подписи».

При решении соответствующей задачи экспертом идентифицируется подписной почерк конкретного лица и благодаря этому исполнитель рукописи. Подписи как рукописные идентифицирующие почерковые объекты идентичными быть не могут. Не следует в вопросах вместо слова «выполнена» использовать такие слова, как «соответствует», «принадлежит» и другие, как неточно отражающие существо задания. Что значит «принадлежит»: выполнена от имени определенного лица или им выполнена? Это далеко не одно и то же.

Для разрешения спора важно установить - кем выполнена подпись или запись, а потому именно в такой форме должно быть сформулировано задание. Неудачна формулировка задания и в том случае, когда в ней речь идет о выполнении исследуемой подписи и образцов одним лицом, в то время как следователя и судью интересует именно факт выполнения текста или подписи определенным лицом.

Например: «Выполнены ли подписи в договоре № 69/1 от 06 марта 1998 г. и на представленных в качестве образцов документах от имени Филимонова С.Д. одним и тем же лицом?». Такая формулировка вопроса, если эксперт не изменит ее, обязывает его применить несколько иную схему идентификационного исследования, нежели в случае типичного решения вопроса о подлинности подписи.

В указанном случае в статус исследуемого объекта эксперт должен поставить каждый образец, а в этом нет необходимости, ибо достоверность происхождения образцов от конкретного лица должна быть установлена при назначении экспертизы.

Вопрос следователя или судьи - основной содержательный ориентир для эксперта. Неточность постановки вопросов эксперту может повлечь за собой неточность ответа. Получая постановления (определения) с описанными выше формулировками, эксперты вынуждены: уточнять их непосредственно у следователя или судьи (когда непонятно задание), переформулировать вопрос без изменения объема и существа задания, либо, что, к сожалению, очень часто имеет место, цитировать неграмотно или некорректно сформулированные вопросы в заключении. Большая экспертная нагрузка, боязнь потерять время вынуждают эксперта мириться с такой формулировкой вопроса, если существо задания для него ясно, что в результате снижает общий научный уровень этого документа.